Содержание статьи:

Еще в первый вечер после пересечения границы с Нагорным Карабахом, полковник обещал остановиться возле самого символьного символа республики – у “бабушки с дедушкой”, чтобы поесть арбуз. К сожалению до Степанакерта, где как раз расположилась эта “пожилая пара”, мы доехали поздно, и судя по всему там еще шел ремонт. Поэтому сегодня мы самоходом добрались до памятника, но уже с другой стороны. Да, друзья, мы отправляемся на прогулку по столице Карабаха – Степанакерту, и выясним вопрос, как же все-таки выбраться из республики без больших проблем.


Бабушка и дедушка.

Итак, мы ехали на попутной машине до Степанакерта с парой молодых людей. Проезжая мимо “бабушки с дедушкой”, я попросил ребят притормозить хотя бы на пару минут, чтобы сфотографироваться. Парой минут я, конечно, не отделался, потому что пришлось оббегать здоровенную ограду, которую воздвигли здесь из-за реставрационных работ.

Нагорный Карабах. Степанакерт - монумент "Мы - наши горы"

Посмотрим на памятник, теперь понятно, почему он называется “бабушка и дедушка”, хотя на самом деле это народное название, официально монумент называется “Мы-наши горы” и символизирует долгожителей (старше 100 лет), которых по данным 80-х годов именно в этой местности насчитывалось самое большое количество.

к содержанию ↑

Национальный хлеб – женгялов хац.

Высадили нас в центре столицы у фонтана, где, наверное, никогда не пустуют скамейки.

Нагорный Карабах. Степанакерт - фонтан в центре.

Мила осталась здесь, а я пошел на исследование территории и нашел в одном из магазинчиков местный хлеб под названием “женгялов хац”. Это что-то похожее на большой чебурек с очень тонким тестом и 40 видами трав внутри.

Нагорный Карабах. Степанакерт - национальный хлеб "женгялов хац"

40 видов трав – это истинный состав данного хлеба, столько видов можно достать только в определенное время года, чаще весной. А в настоящий момент их просто делают из чего придется, чему я был огорчен. Однако, приехать в Карабах и не попробовать национальный “женгялов хац” – это преступление, потому что нигде больше в Армении его не делают. До столицы мы спрашивали про него в какой то деревне, нам загнули цену в 700 драм, а тут я его взял за 400. Т.к. я люблю зелень, лепёшка мне понравилась, но кроме укропа я остальных трав не почувствовал, что то подобное я ел в Татарстане, в общем, на любителя.

к содержанию ↑

Прогуливаясь по столице.

Если пройтись пешочком по городу, что мы с Милой и сделали чуть позже, когда решили отправиться обратно в сторону границы, то можно заметить множество памятников, причем как старых советских,

Нагорный Карабах. Степанакерт - советский памятник.

так и современного искусства, но почему-то уже “покоцаных”.

Нагорный Карабах. Степанакерт - современные скульптуры.

И тут невольно задаешься вопросом, то ли эти памятники повреждены во время военного конфликта, то ли уже после за последние 20 лет, загадка.

Степанакерт небольшой, всего 55 тыс. человек населения, получается большая деревня. Это и видно, тихие улочки, не так много машин, уголки пережитков прошлого. Какая-то грусть навевается сразу.

Нагорный Карабах. Степанакерт - советские аттракционы.

Признаться, я не знал больше что интересного можно увидеть в Нагорном Карабахе, наверное, нам больше была интересна сама жизнь местных, как они тут… после войны. Кроме того, меня сильно волновал наш нерешенный вопрос с отсутствием регистрации и то, как мы незаметно “пробрались” через границу. Поэтому поймав машину прямо в городе, мы решили отправиться в сторону пограничного пункта сразу, вдруг повезет и с нас ничего не спросят.

к содержанию ↑

Возвращение на границу. Решение проблем.

Пока автостопом мы добирались до границы, я все обдумывал, как бы так выкрутиться перед пограничником, чтобы и нам плохо не было и военных не подставлять. Все-таки Камо хотел как лучше, я это только сейчас понял, просто он не был в курсе деталей с регистрацией для русских. И как всегда, когда в уме представляешь, как будешь отвечать на возможные вопросы, по факту получается совсем не так. По крайней мере говорить, что мы прошли через другой пограничный пункт я не собирался, потому что ничего не знал по данному вопросу, а вранье могло привести к еще худшим результатам. В любом случае, Армен дал мне телефон, так что если что, буду ему звонить.

Нагорный Карабах. Природа.

Как мы не надеялись, а проскочить без предъявления регистрации у нас не вышло. Пограничник долго не мог понять, как мы проскользнули незамеченными мимо поста. Я ответил, что мы проехали вместе с военными, на что посыпались новые вопросы, что за военные и как так получилось. Пришлось воспользоваться звонком “другу”, после чего Армен мне сказал, чтобы мы ждали. Видать начальство сверху должно было позвонить на пост и сообщить пограничникам, что с нами делать.

Я чувствовал себя глупо за то, что сразу не настоял тогда на выходе из машины и послушался Камо. Теперь из-за нас доверять военным уже не будут.

В общем, минут через 20 пограничник сообщил, что нам надо ехать обратно в Степанакерт за регистрацией в Министерство иностранных дел (МИД). Ну да, время сумерки уже, там наверняка закрыто, а у нас только палатка за спиной. Немного побродив по территории, я заметил за рекой неплохую зеленую лужайку, где можно поставить палатку, о чем спросил разрешения у пограничника. Тот посмотрел на нас как на идиотов, но и сам понимал, что не с ним же в будке мы будем всю ночь сидеть. Отпустил, и сказал, что завтра утром отправит нас в столицу на попутке.

Мы ушли за реку, я и не думал, что по всей длине ее еще какие-то жилые дома стоят. Хотя какое нам до них дело, мы сегодня спим в палатке. Пока я пошел попросить у пограничников горячей воды, раз уж мы тут застряли, нашу палатку увидела местная женщина. Мила успокоила ее, что мы не воры, а просто хотим тут постоять одну ночь, на что та пригласила Милу и меня на чай и кофе.

Когда я вернулся, от нечего делать и от прохлады веющей с реки, мы пошли к женщине по имени Лида на чай. Пограничники нам подарили пакет в котором были булочки, печенье и колбаса.

У Лиды был настолько маленький домик, больше напоминающий сарай, что она постеснялась нас пригласить внутрь, тем более печка, на которой разогревался чайник стояла прямо на улице, и два кресла тут же.  За кривым забором женщины жил ее брат и племянники в большом хорошем доме, кстати в тот момент они как раз ковырялись в машине во дворе. А вот Лиду, похоже, не сильно жаловали, раз оставили в одиночестве в таком хилом жилье. Правда, чуть позже я понял, что она чуть-чуть не нормальная, но разговаривать вполне можно было, добрая тетка.

Пока мы пили чай, нас с фонарем искал уже знакомый пограничник, который после того, как заглянул в палатку и не найдя там никого, отправился по деревне.

— Андрюха, ну куда вы исчезли?! – услышал я уже по-свойски знакомый голос.
— Сидим, чай пьем с Лидой, — спокойно ответил я.
— А я тут бегай по деревне, ищи вас с собаками. Заглянул в палатку – никого, думал, сбежали что ли, но тогда зачем вещи оставили, пошел искать.

Пограничник присел ту же и тоже попросил чаю. Оказывается он вспомнил полковника, с которым мы проезжали границу, потому что он сам был тогда на дежурстве. И только тут я узнал, что Камо, когда возвращался от пограничников нам сказал совсем не то, что им. Им он сообщил, будто в машине кроме майоров никого нет, а слово полковника всегда в цене, ему и поверили. Что ж теперь делать, я попросил, чтобы они не сильно “обижались” на военных, они хотели как лучше. Тут же я решил уточнить вопрос о других пограничных пунктах как бы невзначай, на что получил ответ, что сейчас везде стоят пограничники и без регистрации выезд невозможен.

Но, молодой армянин не только за этим пришел, он все еще не до конца нам доверял и хотел узнать о нас подробности, кто мы, откуда, зачем в Карабахе были. Так полночи и проболтали у Лиды во дворе с пограничником и чашечкой горячего чая.

к содержанию ↑

Снова в Степанакерте. Регистрация в МИДе.

Рано утром, умывшись в холодной реке, мы с Милой сразу отправились на пограничный пункт, откуда нас практически на первой же машине отправили в Степанакерт до министерства. За рулем снова сидел армянин пожилых лет, за время дороги мы с ним так “подружились”, что он даже дал нам адрес в Ереване и телефон, если мы вдруг будем проездом, звал в гости.

Как я уже упоминал в прошлых статьях, регистрация для русских бесплатна, а для иностранцев стоит 3000 драм (245 руб.) на 21 день. И делается практически за 5 минут. Заполняется анкета по образцу о том, какие города мы хотим посетить в Карабахе, и сколько собираемся дней провести, а потом отдается сотруднику МИДа. Взамен получаем некое подобие квитанции для пограничников, вот и все, мы свободны.

Кстати, а если вы не знаете, какие достопримечательности можно посмотреть в Карабахе, то прямо здесь висит стенд с картинками и указанием различных крепостей, церквей, монастырей и так далее.

Нагорный Карабах. Степанакерт - карта достопримечательностей в МИДе.

Ну раз уж мы повторно оказались в столице, имеет смысл еще немного по ней прогуляться, как думаете.

Нагорный Карабах. Степанакерт - площадь Возрождения.

Центральная площадь Степанакерта называется площадью Возрождения, а в советское время носила имя Ленина. В центре площади находится здание правительства.

Нагорный Карабах. Степанакерт - здание правительства.

Дальше можно спуститься по аллее Влюбленных до спортивного комплекса и городского парка.

Нагорный Карабах. Степанакерт - аллея Влюбленных.

Где-то в начале города я заметил целый мемориальный комплекс с оригинальными скульптурами, посвященный не только Великой Отечественной войне, но и погибшим во время Карабахского конфликта.

Нагорный Карабах. Степанакерт - мемориал.

Нагорный Карабах. Степанакерт - мемориал.

Туда и направились, объедаясь на обратном пути спелой ежевикой, кустами которой заросли напрочь все холмы и обочины.

Нагорный Карабах. Степанакерт - едим ежевику.

После чего мы спокойно автостопом добрались вновь до границы, где вместо нашего “старого знакомого” его сменил уже другой пограничник, и следующей остановкой по плану у нас были минеральные воды Джермука, как изначально и планировалось.