Содержание статьи:

Выехать автостопом из Бухары оказалось непростым делом, каждый остановившийся водитель оказывался “деньгопросом”. Так продолжалось до тех пор, пока рядом не остановился вообще таксист. В Самарканд он, конечно, не ехал, но любезно согласился провезти по пути следующие 50 км. Однако, когда мы разговорились, он вдруг на полпути решил нам помочь. Водитель позвонил своему знакомому, который через час собирался ехать в Самарканд, и попросил его забрать “двух туристов” с указанного места. Так нас высадили на середине обещанного 50 — километрового отрезка.


Обещанное всегда исполняется.

После недавнего отравления, Мила еще мало чего ела. Я оставил ее с рюкзаками под деревом, а сам отправился на изучение магазинов и торговых лавочек с фруктами, вдруг найдется что-то более привлекательное, чем сухари.

Наверное, я слишком долго отсутствовал, потому что когда вышел, вокруг нее стояло трое узбеков. А сама Мила активно махала мне подойти.

Оказалось, когда я уходил, нас приметили узбеки, остановившиеся на машине неподалеку, чтобы пообедать в кафе. Двое из них немного выпили, а после часового пребывания в кафе, ребята приметили, что Мила до сих пор сидит на своем месте. Тогда они решили полюбопытствовать, что она тут ждет. Мила ответила, что машину, которая должна была забрать нас еще полчаса назад до Самарканда. И тут узбеки предложили сами нас подвезти, потому как ехали именно туда, куда нам нужно. На этом моменте я их и застал возле нее.

Естественно мы согласились, и наши рюкзаки вместе с их хозяевами заняли места в машине трех братьев. Вот так сработало в очередной раз одно из правил-аксиом автостопщика.

Как я уже сказал, узбеки были братьями:

  • Балбек (что в дословном переводе означает “медовый человек”) – работник милиции с хорошим чувством юмора, который до самого конца нам так и не доверял, пытаясь найти подвох в наших историях и рассказах о себе.
  • если мне не изменяет память, Норбек (“светлый человек”) – более ровный по характеру и самый старший.
  • младший брат, к сожалению не помню его имени – молчун, над которым вечно подтрунивали два других брата. Самой распространенной шуткой была “он боится своей жены”, что для узбека довольно обидно, ведь это значит, что не он в доме хозяин, как положено у мусульман, а его жена им руководит. Однако, братья хоть и вспоминали об этом часто, шутка казалась больше смешной, чем злой.
к содержанию ↑

Попутные достопримечательности. Обсерватория Улугбека.

За время поездки наши с Милой скулы стали болеть от шуток Балбека и его старшего брата. Узбеки решили внести свою лепту в наше путешествие по Узбекистану и машина притормозила у гигантского, утопленного в землю кирпичного купола. Сардоба Малик – так называется акведук 14 века, служащий для заполнения водой по подземному каналу, который в свою очередь имеет выход на поверхность сетью колодцев. Своего рода это источник водоснабжения некоей крепости Рабат Малик, выстроенной в 12 веке между Самаркандом и Бухарой.

Узбекистан. Сардоба Малик - акведук.

К воде можно спуститься, но вот ее вид и чистота у меня не вызывал никакого доверия, особенно после желудочных проблем у Милы. Ограничимся фотографией и поехали дальше.

Узбекистан. Сардоба Малик - спуск к воде.

В дороге до Самарканда мы провели не меньше 3-х часов. Этого времени вполне хватило, чтобы почти стать друзьями с узбеками. Поэтому я не сильно удивился, когда старший брат, вдруг, пригласил нас к себе в дом. Жил он, правда не в Самом Самарканде, а в небольшом городке в 15 км. Так как мы приехали уже к вечеру, то Норбек предложил сегодня вечером отдохнуть, а уже завтрашний день потратить на изучение красивейшего города Узбекистана. А дабы не терять время, перед поездкой домой, нас завезли еще в обсерваторию Улугбека.

Стоимость билета в обсерваторию – 10 000 сум (150 руб.). Говорят, что эту сумму можно ополовинить, если поторговаться с кассиром. Однако, испробовать нам это не удалось, так как Балбек лично купил нам два билета и вручил с видом человека, не терпящего возражений.

История. Создателем обсерватории является, конечно же тот, чьим именем она названа, то есть сам Мухаммад Таргатай Улугбек – внук Тамерлана. Его памятник с недавних пор красуется с другой стороны музея. К нему мы тоже прогулялись, но чуть позже.

Узбекистан. Самарканд. Обсерватория Улугбека - памятник.

Создание обсерватории для Улугбека было мечтой, за осуществление которой он принялся только после того, как стал правителем Самарканда. В этом ответственном деле Улугбек решил прибегнуть к помощи учителя и великого ученого Казы-заме Руми. И к 1420 году здание обсерватории было готово.

Узбекистан. Самарканд. Обсерватория Улугбека.

Основным и самым интересным в обсерватории является огромный секстант или квадрант, который мы увидели сразу же после того, как вошли внутрь древнего сооружения. По виду это угловой измеритель в виде вертикального круга, радиус которого равнялся 40.212 м, а длина самой дуги составляла 63 м. Он был точно ориентирован по меридиану с юга на север и был предназначен для наблюдений за планетами.

Узбекистан. Самарканд. Обсерватория Улугбека секстант.

Примечательно то, что сам инструмент был выстроен из жженого кирпича с мраморной облицовкой сверху. И такая, казалось бы, “дремучая” постройка пользовалась заслуженной славой, долгое время оставаясь непревзойденной по точности астрономических таблиц.

Музей. Кроме самой обсерватории здесь находится еще и музей,

Узбекистан. Самарканд. Обсерватория Улугбека - музей

в котором можно найти отрывки из вышеупомянутых таблиц, древние астрономические инструменты,

Узбекистан. Самарканд. Обсерватория Улугбека - инструменты.

фотографии раскопок, фрески из жизни основателя и астронома,

Узбекистан. Самарканд. Обсерватория Улугбека - фрески.

а так же множество макетов самаркандских достопримечательностей, которые как бы ни причем.

Узбекистан. Самарканд. Обсерватория Улугбека - макет.

к содержанию ↑

Вечернее застолье.

Обсерватория была конечным пунктом нашей сегодняшней поездки, после чего мы отправились в гости к старшему из братьев. Меня одновременно радовал и удивлял тот факт, что мужчины в Узбекистане решают что-либо без участия своих членов семьи. То есть слово главы семьи – закон, а не повод для трепки нервов.

У Норбека свой частный дом, в котором он живет с семьей – это жена и дети. Было видно, что самая младшая дочь очень любит отца, потому что постоянно вокруг него крутилась, хотя и не забывала о домашних женских обязанностях.

Узбекистан. Самарканд - дом.

Я так же заметил, что детей в Узбекистане с детства воспитывают как взрослых. Я ни разу не видел огромной кучи игрушек или особенной одежды. К маленьким относятся наравне со взрослыми, включая домашние дела. Думаю, над этим стоит задуматься. К женам тоже особые условия: женщина может сесть за стол с гостем только с разрешения мужа, а чаще всего мы находились только в мужской компании.

На ужин была приготовлена картошка с мясом и как обычно чай со сладостями и фруктами. Правда, опять, мы больше смеялись и хватались за животы от шуток Балбека, чем ели. Кстати, Норбек, будучи по специальности фармацевт, сообщил, что узбекский виноград по своим полезным свойствам превосходит все сорта винограда в мире, потому что вместо 6 основных компонентов, имеет 16. По этой причине многие европейские государства завистливо относятся к экспорту узбекских фруктов, а нередко и “палки в колеса” вставляют своим “конкурентам”.

Положили нас в этой же комнате для гостей на полу на матрасы, наверное Средняя Азия одна из немногих частей, где в странах сохранились традиции. Все, отсыпаемся, завтра нас ждет большая прогулка по историческим улицам города Самарканд.